Запрещено не всё — разрешена цензура

Источник: telegram-канал Сова на нервах

Комитет по культуре Государственной Думы Российской Федерации на днях обсудил новую концепцию воспитания и управления культурой. Участники встречи, среди которых была и министр Культуры РФ Ольга Любимова, согласились с тем, что культурную политику в России необходимо срочно и радикально править. Денис Майданов даже сказал об «обнулении»: всё-де сначала нужно начинать, покончив с плюрализм и попустительством «вредным идеям». Майданов призвал не бояться слова «цензура». Все участники беседы выражали полное бесстрашие в отношении данных инициатив, были едины в стремлении оберегать россиян от тлетворного влияния неправильных идеологий.

Наша же идеология без затей и дальнейших разъяснений называется «патриотической». Какой-то тут мне видится шаг в направлении «простоты и чёткости» новояза, описанной Оруэллом. Не наша идеология не патриотична, потому что не наша, а наша патриотична, поэтому верна, любая не наша идеология не верна. Такие чеканные незатейливые построения не снимают вопросов. Но: вопросы становятся неудобными для авторов готовых ответов и опасными для задающих вопросы.

Министерство культуры уже какое-то время готовилось к новым задачам. Ещё в январе был обнародован список официально утверждённых традиционных ценностей. Туда попали и милосердие, и коллективизм, и крепкая семья, и созидательный труд, патриотизм, гражданственность, историческая память и гуманизм, жизнь, достоинство, права и свободы человека, служение Отчеству и т. д. Свободы в списке не оказалось. То ли просто забыли, то ли сочли эту ценность не традиционной и даже попахивающей эгоизмом. Может быть, авторам списка показалось неуместным заносить свободу в перечень рекомендованных к использованию ценностей. Или иронию излишнюю в этом увидели, или подрыв основ. 

Ценности, занесённые в список как традиционные и одобряемые государством, в большинстве своем, по-моему, являются не традиционными, а исторически всеобщими. Традиции веками помогали людям выживать, а вечные ценности придавали выживанию смысл, превращали его в жизнь. Даже если отстаивание их временами означало смерть.

Утверждение списка ценностей, как и введение цензуры на всем культурном пространстве, предполагает распространение утвержденных и одобренных толкований и гуманизма, и патриотизма, и гражданственности, и т.д. А понять подлинный смысл, усвоить, по-настоящему сделать своими эти ценности можно только обдумывая самостоятельно их значение и значимость. Только усваивая во всей полноте российскую и мировую культуру, которая мучительно, противоречиво, многозначно ценности эти формулировала. Самостоятельность предполагает свободу мысли, освоение культуры подразумевает доступ к ней без изъятий. Мышление предполагает критический анализ, уважение к фактам, честность и объективность. То есть… свободу.

Если же такой свободы нет, мышление подменяется повторением «правильных» слов, а нравственное воспитание заменяется на ритуальные клятвы преданности рекомендованным ценностям и идеалам.

А как и кто будет вырабатывать критерии отбора «правильных», «полезных» и «патриотичных» произведений? Или просто огласят весь список? Тут возможны трудности. С русской культурой. Вот, например, до чего договорился Игорь Северянин: «Пока нет равенства и братства, но есть запрет и есть цензура, пока возможно святотатство, культура ваша — не культура!» Ну, что это такое, а? Он что же, Дениса Майданова не слышал?  И ведь не он один такой…