Двигаться как в стриптизе

Особенности ливийского избирательного процесса спустя десять лет после «демократической» интервенции в Джамахирию

Стало известно, что «высшая избирательная комиссия», подконтрольная самопровозглашенному правительству на территории бывшей Ливии (после насильственного свержения Социалистической Народной Ливийской Джамахирии в результате западной интервенции 2011 года такой страны на политической карте мира, по сути, более не существует) отказала одному из самых популярных кандидатов на предстоящих президентских выборах в регистрации.

Еще накануне Сейф аль-Ислам Каддафи, сын легендарного Братского руководителя ливийской революции, позировал прессе, подписывая необходимые избирательные документы для регистрации в качестве кандидата на «высший должностной пост послевоенной Ливии». А еще ранее, летом текущего года, тотчас после своего освобождения из длительного незаконного заточения, объявил журналистам, что не будет спешить раскрывать свои далекоидущие планы, чтобы «как в стриптизе» шаг за шагом выходить из тени, давая избирателям возможность «привыкнуть» к его кандидатуре.

Тогда долгожданное освобождение Сейф аль-Ислама воспринималось многими в качестве акта «национального согласия». Тем более, что практически одновременно с этим прошла информация о скором «торжественном перезахоронении» останков лидера Ливийской революции Муаммара Каддафи, место погребения которого является в нынешней Ливии самой главной государственной тайной — власти опасаются массового паломничества. И это неудивительно: даже спустя десятилетие после мученической гибели полковника и его ближайших соратников 20 октября 2011 года большинство простых ливийцев прекрасно отдают себе отчет в том, что такой как «при Каддафи» Ливия больше уже не будет — в обозримой исторической перспективе так уж точно. В подобной ситуации допустить до участия в строго управляемых, подконтрольных странам Запада (в первую очередь, США) «ливийских выборах» кандидата, имеющего непосредственное отношение к семье покойного, но по-прежнему популярного в Ливии основателя Джамахирии, означает для Запада расписаться в полном провале своего десятилетнего присутствия в регионе.     

Что касается самого Сейф аль-Ислама, то он уже призвал ливийцев «продолжать процесс получения избирательных карточек…», то есть легитимировать своим участием в избирательном процессе незаконную политическую конструкцию, созданную террористами самопровозглашенного «ПНС» («Переходный национальный совет», выдавал себя за «единственно законное ливийское правительство» после свержения в Ливии «государства народных масс»). Уже известно, что среди официально утвержденных «избиркомом» кандидатов — их, по предварительным данным, уже насчитывает не менее 73-х! — нашлось место и нынешнему премьер-министру очередного «переходного» правительства Ливии (согласно имеющемуся избирательному закону действующий государственный служащий до участия в выборах не допускается), и бывшему «фельдмаршалу ливийской национальной армии» Хафтару, фактическому агенту ЦРУ с конца 1980-х годов, что открыто следует из его официальной военной биографии… Подобного рода персонажей в бесконечном избирательном бюллетене на предстоящих ливийских «выборах» ожидается предостаточно. Адвокаты Сейф аль-Ислама уже сообщили, что намерены обжаловать отказ в регистрации их доверителя в качестве кандидата, однако, по мнению наблюдателей, даже если решение «высшей избирательной комиссии» и будет пересмотрено, то сам Сейф аль-Ислам вряд ли сможет принять участие в текущей избирательной кампании.

Что ж, для самого Сейф аль-Ислама подобное решение избиркома станет еще одним важным шагом в преодолении его личных иллюзий относительно ценностей западной электоральной демократии как таковой. Ведь не кто иной, как Сейф аль-Ислам в годы своей политической молодости слыл в Ливии едва ли не главным «западником»: возглавляя ряд неправительственных фондов и агентств, он активно продвигал в Джамахирии идеи «ливийской перестройки» и «либерализации», критиковал «застойные» тенденции в системе ливийского народного самоуправления, требовал принятия конституции и «свободы прессы» (при этом ее якобы отсутствие вовсе не мешало самому Сейф аль-Исламу вполне свободно делать подобные заявления и возглавлять самые немыслимые, даже по меркам западных демократий, общественно-политические проекты в собственной стране).

Драматические события последних десяти лет жизни заставили Сейф аль-Ислама серьезно пересмотреть свои прежние убеждения и ценности. Слывший некогда «либералом» и переживший ливийскую трагедию, что называется, изнутри, сегодня он решительно отказался от многих, более чем сомнительных заблуждений. В главных фетишах западной политической культуры, которую сам же когда-то и продвигал в Ливии, Сейф аль-Ислам успел основательно разочароваться. Знаменитую «Зеленую книгу» своего великого отца он давно уже не считает чем-то экзотическим. «Это не было сумасшествием, — заявил он корреспонденту New York Times. — Там шла речь о вещах, которые сегодня все постепенно понимают. Все современные западные идеи берут свое начало в ″Зеленой книге″, убежден он».      

В этом контексте смелому отождествлению нынешнего политического процесса в бывшей Ливии со стриптизом удивляться не приходится. Помнится, лидер Ливийской революции именовал все без исключения представительные парламентарно-президентские режимы демагогическими, обвинял их в обмане народных масс и в выхолащивании подлинной демократии. Десятилетие присутствия западных «демократизаторов» в Ливии заставили Каддафи-младшего пойти несравненно дальше и открыто приравнять представительную буржуазную демократию к публичному дому. Более чем закономерное прозрение.

Станислав Рузанов